Blogun_41_4

Штампы и литературная безвкусица — проклятие русскоязычной блогосферы. С одной стороны, высокая скорость обмена информацией допускает мелкие опечатки и стилистические упущения. Кто безгрешен — пусть сам кинет сюда камень. С другой стороны — никто не только не пытается бороться с ошибками, но и не видит глобальной проблемы, имя которой — канцелярит. Это слово, умышленно созвучное таким нехорошим вещам, как «гепатит» или «аппендицит», придумал 50 лет назад автор «Мухи-Цокотухи» Корней Чуковский, растолковав его значение в своей книге «Живой как жизнь».

Но самое убедительное и  эмоциональное описание канцелярита можно прочитать только у легендарной переводчицы Норы Галь в книге «Слово живое и мёртвое». «Канцелярит не сдаётся, он наступает, ширится, — пишет она. — Это окаянный и зловредный недуг нашей речи. Сущий рак: разрастаются чужеродные, губительные клетки — постылые штампы, которые не несут ни мысли, ни чувства, ни на грош информации, а лишь забивают и угнетают живое, полезное ядро…»

Примеры канцелярита? Открывайте любую газету, книгу, любой журнал, интернет-портал, блог: всё подряд — канцелярит. «Процесс развития движения за укрепление сотрудничества», «Повышение уровня компетенции приводит к неустойчивости» — и т.д. и т.п.

Нора Галь описывает прогрессирующий канцелярит так.

«…Радио сообщает: «В Ульяновске завершила свою работу международная встреча, посвящённая...»
Чуть позже — правильно: «В Ульяновске закончилась встреча...». А в следующем же выпуске снова: «...закончила свою работу встреча...»
И через годик попробует иной редактор запротестовать, вычеркнуть откуда-нибудь это самое «встреча продолжает свою работу», и ему возразят:
— Но ведь это вошло в язык!
Немало таких словесных уродцев уже «вошло», непоправимо «вошло» — не выгонишь! Миллионы доверчивых читателей, зрителей, слушателей назавтра подхватывают канцелярский да в придачу безграмотный оборот. И вот пошло всё шире, и привилось в обиходе, и уже не поспоришь, и мало кто помнит, что это неверно. Поистине, не из гущи народной пошло, не народом-языкотворцем создано, а ввели, насадили не шибко грамотные газетчики или редакторы…»

Каковы же главные признаки канцелярита? Как блоггеру распознать эту скрытую гидру в самом себе, в своей речи?

Ответ — в первой же главе книги «Слово живое и мёртвое»:

Во-первых, канцелярит — это «тяжёлый, путаный строй фразы, невразумительность. Несчётные придаточные предложения с бесконечными запятыми, вдвойне тяжеловесные и неестественные в разговорной речи…»

Во-вторых, канцелярит — это «серость, однообразие, стёртость, штамп. Убогий, скудный словарь: автор говорит сухим, казённым языком. Всегда, без всякой причины и нужды, предпочитает длинное слово — короткому, официальное или книжное — разговорному, сложное — простому, штамп — живому образу...»

Нельзя не согласиться с беспощадной Норой Галь: «канцелярит — это мертвечина. Он проникает и в художественную литературу, и в быт, в устную речь. Даже в детскую. Из официальных материалов, из газет, от радио и телевидения канцелярский язык переходит в повседневную практику».

Победить эту болезнь в масштабах страны, увы, уже невозможно. Остаётся надежда, что какой-нибудь блоггер найдёт и прочитает незаслуженно (или специально — кто знает?) забытую книгу Норы Галь. Грамотность сегодня — редчайшее личное достоинство и превосходное преимущество блоггера. Будьте не таким, как все. Побеждайте канцелярит. Будьте лучшим.

Автор: